10-12 июля 2010

Про дорогу: было очень-очень жарко, даже пробовали охладиться опустив ноги в прохладную воду канала, но пока сидели, заслонённые от ветерка высокой травой, стало ещё хуже.

Ехали мы, как у нас водится, не в сам город, а в что-то около него. Три девушки снимают дом на старой ферме. Одна из них — Лиза, наш хост. В ответ на СМСку, что мы скоро уже приедем, Лиза написала, что она пока не дома и если мы приедем раньше, то можем посидеть в саду или зайти в дом, он открыт.

1. Гронинген (Groningen)

004

001

Что в вашем понимании “дом открыт”? Ну у меня было два варианта: или соседки дома, или вход в дом это какая-то незаметная дверка, если её открыть, то может быть через гараж или сарай попадёшь в дом. Нет, дверь в дом была обычная и была она открыта на распашку. Правда на дорогу смотрит не входная часть дома, а задняя часть с сеновалом и ко входу надо идти вдоль стены и кустов, но суть дела это не меняет: дом открыт, никакие помещения в доме не запираются, даже туалет.

009

Кстати, у многих наших хостов туалеты не запирались. Самая распространённая система — это включатель света, который одновременно включает радио, если слышишь радио, значит занято. И понятно и время провести приятно. Туалетам вообще очень часто уделяют особое внимание: комиксы, газеты, журналы — это меньшее, что вы можете здесь встретить. Не редкость — забавные открытки, смешные фотографии, рецепты, кем-то давно написанные записки, рисунки детей, сувениры и т.д. и т.п. В Берне на двери была приклеена пожелтевшая от времени страницы из газеты, вся заполненная прямоугольничками реклам металлических дверей — память о поездке хозяйки в Санкт-Петербург.

В вечер приезда мы были приглашены на барбекю, которое устраивал владелец ирландского паба для своих друзей. Было интересно как это происходит, когда примерно тридцать человек слоняются по дому и внутреннему дворику, сидят за столами, болтают, пьют, едят. Мы долго сидели в доме, потому что там был вентилятор, жары для нас в этот день было более чем достаточно. Здесь мы познакомились с Сергеем, который с семьёй приехал в Нидерланды с Украины, когда ему было четыре года. Вырос здесь, но не плохо говорит по-русски с лёгким украинским акцентом. Под мясо и напитки была живая музыка с гитарами, скрипкой и какими-то барабанами. Вечер провели интересно, вкусно, домой уехали на такси в первом часу ночи. Спали в комнате одной из соседок, у которой непроизносимое имя и которая куда-то уехала на выходные.

4. Барбекю: Лиза, Микка, надин глаз и Сергей

005

Ещё немного о доме. Дом старый-старый, кривоватый и запущенный, но типичный фермерский для этих мест, в котором когда-то были настоящие фермерские кровати за дверками, выглядящие как стенные шкафы, сейчас их используют как кладовки. Одна девушка живёт под крышей, другая в той части, где и раньше жили люди, а Лиза живёт в двух комнат походящих на веранду, раньше их использовали для особых случаев, если например кто-то умирал, там ставили гроб, а люди приходили выразить свой почтение и соболезнование. Мило, да?

Мы спали, слава богу, там где и раньше спали люди, но не сказать, что было от этого легче. В целях сохранения тепла комнатка была маленькая: буквально только кровать и тумбочка, и... солярий. Основные цвета: жёлтый и чёрный. Когда мы вернулись с барбекю началась гроза, в комнате было маленькое окошко, которое Валентин никак не мог закрыть, потому что ветви дерева метались и пытались залезть в комнату.

5. Наша спальня на первую ночь

006

007

008

В соседней комнате были изображения и фигурки ведьм, за большим окном, в темноте, в саду сидела Лиза, подставив лицо под струи воды, видно её было только когда молнии освещали всё на несколько секунд. Вам страшно? А прибавьте к этому ещё и то, что ферма стоит особняком, не в деревушке, а где-то в поле и по дому ходят два кошачьих создания. Хорошо, что устали, а то бы я не заснула. Хотя Валентин говорит, что ему было совсем не страшно и вообще он не заметил ничего особенного в тот вечер.

На следующий день, кроме ничего не делания, вечером ездили в ирландский паб смотреть финальный матч и болеть за голландцев, которые проиграли. Сколько же мы наслушались матерных слов от ирландцев в адрес английского судьи... Сколько, сколько, да по сути одно и тоже “фак ю”, но очень много раз. Попили дорогого, но настоящего ирландского пива, посмотрели на расстроенных болельщиков, были даже плачущие. Эту ночь спали в гостиной, т.к. вернулась хозяйка маленькой спальни. Не спали, а пытались спать, опять был дождь, была духота, влажность и комары, Валентин повкуснее меня будет, вот и ходит теперь весь покусанный.

8. Полицаи украдкой смотрят футбол

011

9. В соседнем баре

012

10. В ирландском пабе

015

Помните о полосе расстройств, с которыми для нас связаны Нидерланды? Так вот, утром мы встали с намерением уехать и забыть об этих досадных происшествиях. Стоя во дворе, в полной боевой готовности, включили GPS и обнаружили, что навигатор не видит спутники. Вот так, не видит и всё. Ушли, но не далеко, решили вернуться и поискать в интернете что-нибудь, что нам поможет. Ничего не нашли. Подумывали остаться здесь ещё на день и попробовать в Гронингене привести навигатор в чувство, но т.к. мы люди тёмные и верим всяким знакам и приметам, то решили просто сбежать из Нидерландов, нехорошие истории в которых начались с первых минут, когда мы упали на границе. Расстроенные, мы сняли цветных голландских червячков и отправились в Германию.

Но эта страна не хотела нас отпускать просто так и когда до границы оставалось 10-15 километров, мы попали в шторм. Да, да, в тот самый шторм, который на следующий день показывали в новостях по всему миру. Но мы не знали, что это шторм, а думали что это просто два ужасно сильных ливня. Один переждали под мостом и решили ехать дальше, но начался второй и мы вовремя успели доехать до остановки, рядом с которой была крытая велопарковка. И решили, раз мы такие хитрые, то посидим под крышей на скамеечке и перекусим. Но как только потоки дождя изменили наклон до почти горизонтального, оказалось, что хитрые проектировщики остановки оставили большие зазоры под крышей для вентиляции, через которые мы как следует провентилировались и промокли. Правда под конец, когда немного поутихло, мы всё таки сели и поели.

016

12. Сначала под мостом

017

13. Потом на остановке

019

Пусть мы промокли, но вспоминать об этом всё равно интересно, не так часто видишь с какой скоростью может заволакивать небо, как стена дождя может отгородить все видимые объекты, как разрезают эту стену вспышки молний, как оглушительно гремит через несколько секунд гром.

018

Рядом с нами сломало пару крупных веток и кучу мелких. Когда где-то через час мы уже ехали по Германии, то видели выкорчеванные деревья, сломанные толстые стволы и, даже, одну машину с раздавленной крышей и выбитыми стёклами. Но уже вовсю светило солнце и было интересно наблюдать с какой быстротой взялись за дело немцы: сломанные деревья распиливались и увозились, дороги были очищены (правда ещё не дошли руки до велодорожек, с которых иногда просто приходилось съезжать), жители домов подметали свои дворы.

Хостов у нас в этот день не было, точнее был, но человек написал нам СМСку, когда мы уже поужинали и лежали в палатке, а до его дома было ещё километров 17. Мы отказались. А палатка наша стояла на поле одного доброго фермера, к которому за помощью обратился Валентин. Человек просто приехал на машине к своим полям, чтобы что-то проверить, и попался нам на глаза. Валентин спросил у него разрешения поставить палатку, хозяин сразу дал добро и даже сам освободил проход от колючей проволоки, чтобы мы смогли завести велосипед. За деревьями была дорога, но не смотря на это мы замечательно спали и утром не хотели вставать, но ехать надо было “сотню” и надо было побыстрее с ней разделаться, учитывая, что без GPS мы больше тратим времени на ориентирование на местности.

024

Два факта не рассказанные о Нидерландах:

  1. Когда мы ещё ехали в Роттердам, нам периодически попадались школьные сумки вывешенные из окон или прикреплённые к флагам, один раз даже проколотые на сквозь тетради, висевшие вместе с сумкой. Оказалось, это признак того, что кто-то в доме недавно получил диплом и прощается со своими студенческими принадлежностями и делиться радостью с окружающими.
  2. Помните историю про дом нашего хоста в Леувардене? Всё гораздо интереснее. Есть такая штука — сквоттинг. Если в доме никто не живёт и он заброшен, то любой может прийти и сказать “Я буду тут жить” и будет жить, т.к. имеет полное право по местным законам. Чем и пользуются иногда студенты и личности ведущие неформальный образ жизни, а дом снести уже нельзя, если кто-то там живёт. Чтобы всё таки сносить то, что запланировано, была придумана такая штука как анти-сквоттинг. Для этого в дом, за небольшие деньги, пускают жить официально (как живёт Арйен), человек экономит свои деньги и гарантирует вам отсутствие нежелательных жильцов. Самое интересное, что анти-сквоттингом пользуются и в тех случаях, когда не могут сдать или продать дорогое жильё. Один знакомый Лизы живёт в центре Амстердама в большой квартире на нескольких этажах за 25 евро в месяц. Завидуете?

И ещё: в Амстердаме куплены две красивые открытки, найдём третью в Германии или Дании. Что-то никак не можем придумать повод для лотереи. Предложите, пожалуйста, варианты.

И ещё фото:

16. В Голландии иногда возводят вот такое жильё из старых морских контейнеров, предназначено оно, обычно, для студентов.

003

002

010

013

014

020

021

023

022